Женщине

P.S. Я ничей труд не замотивирована этой статьей обесценить, пишу её с ракурса: как такой труд чаще всего был понят и ассимилирован встреченными мною очаровательными женщинами, с которыми, в свою очередь, приходилось работать мне, и, конечно, я тоже об очень многое успела споткнуться сама.

Также, мне не хотелось бы саботировать кого-либо против тех понятий, которые я здесь упоминаю. Я лишь хочу навести на них резкость, глядя через призму, излюбленную всеми нами: через крайности.

ДЕМИУРГ И НЕПРАВИЛЬНАЯ Я

Итак, девочки сходят на женский тренинг, и у них выкристаллизовываются две концепции (в плохой версии этого слова) в голове: во-первых, что ОНИ и только ОНИ ответственны за отношения, причём, сразу за всё в этих отношениях. То есть если что-то не клеится — нужно просто себя перекроить и приклеить заново, по-другому, в другом виде. Вырезать и выкинуть вот эту «неудобную» для текущей цели часть, и выдвинуть на крупный план вон ту, симпатичную, что прямо по шаблону ведёт к высокой эффективности. (Это плохой ход и признак фастфудовой некачественной психотерапии, если он был подсказан со стороны.)

Увы — Вы не сможете всё время заниматься психологическим монтажом, и «ненужная» Ваша часть, отмалчиваясь какое-то время, в момент икс ополчится — и на Вашего спутника и на Вас самих, да так, что Вы сами себя не узнаете.

Соответственно, весь исход общения, которое при таком подходе начинает стремительно таять, берётся на себя. Потому что «мужчина» — это, типа, фигура статичная и тупая. Она не понимает «по-женски» (соглашусь, есть некоторые нюансы, но они преувеличиваются до культа вопросительного.) До неё не дойдет, если сначала попробовать о чём-то просто поговорить. Рискнуть установить ясность.

Вариант: или это уже пробовали — не получается; но мы маниакально настаиваем на отношениях именно с этим, нас не слышащим, поэтому и пошли узнать — а как же, не договариваясь, вырулить мизансцену на свой лад? Через манипуляции с собой (в лучшем случае)?

Одновременно с тем, что любопытно, «мужчина» на подобных тренингах мистифицируется просто до какого-то невнятного архетипа Господа, от реакции которого будет зависеть вся женская жизнь. Обратной взаимозависимости там, как правило, не рассматривается (или этот пункт игнорируется пользователем, опять же.)

Контакт подаётся как нечто одностороннее, таинственное, даже фатумное.
Тогда женщины, со всей своей склонностью к язычеству и мечтой о мужчине на пьедестале, начинают вести себя с ним как с Общим Символом Неизвестно Чего, а не как с человеком; и динамика контакта, как правило, истощается от этого тем больше, чем больше она старается быть корректной/соответствующей/правильной/«женственной» и тому подобное, то есть задействовать все свои накопления энергии и внимания, чтобы стать кем-то другим. (А тут, под час, случается прямо жесть, скажу по-секрету. Почему-то в массах прекрасной половины человечества гуляет аж таки азарт на тему: до какой степени я могу перестать быть собой, играя вот_эту_ (вставляем актуальное) роль?)

Кстати, эта идея о гиперболизированном восприятии своего мужчины — очень манящая, сразу вроде оживляешься, сразу всё вокруг интереснее и звонче становится. Поначалу. Главное только осознавать, что это — фантазия, и что ты её творишь для себя самой, для собственного смысла или развлечения. А вообще лучше, конечно, не фантазировать, а учиться черпать с натуры на этот конкретно счёт.

Возвращаясь же к принципу односторонней траншеи: тут уже можно больше ничем в последствии не заниматься, кроме как разрешением тупика двойственности восприятия, и диагностическим простукиванием образовавшейся от вымыслов стены, через которую говорить напрямую (пусть это и риск)  — уже не удаётся — ввиду свеже усложненной космической разности вас двоих.

Ну, а это прямо бонус, для тех, кто и без того не хотел рисковать, и идти в откровенность, обнаруживая её непосредственно в близости с другим человеком. (Что и зовётся контактом.)

Усложненная разность поначалу интригует, как мы заметили, но потом свести Вас к реальной почве трудно.

Особенно, уже тогда, когда Вы, например, переходите к рассуждениям о «кармической отработке» Вами тяжелых проступков Вашего суженого.
Против Вас же.

Здравствуй, Стокгольмский синдром или «идентификация с агрессором», когда заложницы храброго Ульссона, грабившего банк безмятежным августом семьдесят  третьего, и угрожавшего им жизнью, после, влюбляются в него, и даже пытаются отстоять его перед полицией, которая их оттуда спасла. И пишут письма. В тюрьму. Десять лет.

То же самое было с хладнокровным и жестоким фанатиком-главарём в Перу. Он захватил резиденцию посла, не один конечно, а группировкой, народу в качестве заложников собралось в резиденции очень много и разного, около пятиста гостей со всего света. Тогда они с группировкой решили двести двадцать пленников вывести, спустя какое-то время, чтобы облегчить себе свой террористический надсмотр.

Только что освобождённые пленники своим поведением, однако, очень озадачили перуанские власти. Они выступали с почти нетрезвым заявлениям о правоте и справедливости борьбы террористов. Так, находясь долгое время в плену, они стали испытывать симпатию к своим захватчикам, и одновременно ненависть и страх по отношению к тем дуракам, кто пытался их зачем-то освободить.

Ну, это как: смотришь триллер, и отчего-то сопереживаешь преступнику или вору, у которого вот-вот всё нарушится и пойдет не по плану.

Так вот, очень похожие явления случаются и в отношениях. Вас психологически бьют, а Вы всё равно ПРОТИВ тех бессовестных друзей и психологов, которые дерзко и нагло спрашивают:

— А перспективу построить другие отношения ты рассматриваешь?

На счёт последнего, если, не дай бог, Вы чувствуете резонанс с написанным, прочтите книгу: Далсега и Вессер: «На крючке: Как разорвать круг нездоровых отношений.» Она и дешевле очередного тренинга, куда идут многие, чтобы улучшить то, откуда давно пора бежать. Или сходите к хорошему терапевту. Лучше — и то и другое. Начните с себя, а не с манипуляций собой.

Итак, первая концепция, как мы заметили, рвёт контакт со средой.

Вторая направлена (или делает себя таковой в руках слушательницы) на то, чтобы перестать чувствовать себя.

(Вот они: сразу два запроса на личную терапию.)

МАЛЕНЬКИЕ ЖЕНЩИНЫ

В тот день, когда женщина сможет любить благодаря своей силе, а не благодаря слабости, когда она будет любить не для того, чтобы бежать от себя, а для того, чтобы себя найти, не для того, чтобы отречься от себя, а для того, чтобы себя утвердить, — в тот день любовь станет для нее, как и для мужчины, не смертельной опасностью, а источником жизни.

Симона де Бовуар

 

Вторая концепция, заточается в это наболевшее необъятное кредо, в эту холеру, которая никому нахрен непонятна, но продолжает отстаиваться, как квазипотребность, за которой у каждой из нас отстаивается исключительно что-то своё, — и это концепция, что “надо быть Женщиной».

(Привет Симоне де Бовуар, прямо сейчас её и процитирую:

“Рассеянному, случайному, множественному существованию разных женщин
мифологическое мышление противопоставляет единую, застывшую Вечную Женственность; и если данному ей определению в чем-то противоречит поведение женщин из плоти и крови, виноваты в этом последние; вместо того чтобы признать Женственность отвлеченной категорией, женщин объявляют неженственными. Аргументы опыта бессильны против мифа.”)

И здесь всё до сих пор смазывается до невнятного сценария, который где-то когда-то был объявлен как «благополучный».

Помимо всего гендерного набора некого обобщенного морального приданого, от которого все так устали, и которому соответствовать — поди разберись как, помимо этой искусственной цивилизованной претензии, и, извините, помимо ведического/славянского/и проч. видоизменённого спама, зачастую, под тезисом «быть женщиной» — подается идея, что, мол, чем больше ты, как женщина, освободишь места чтобы твой мужчина был героем, тем шире он, соответственно, вырастет как Личность. И тому подобное.

Из всего того, что можно было бы вкинуть сюда для разбора и что безоговорочно требует понижения градуса, именно этот пункт — очень опасная развилка, на мой взгляд.

Ибо освобождать место полезно. Но не за счёт себя.

Развилка эта ложится на восприятие многих следующим образом: почему-то женщины начинают поджимать плечи, всячески изменять свой натуральный психологический размер, съёживаться на уровне солнечного сплетения и комка в горле, голос при этом подскакивает до ненатурального однотонного звучания предсказуемо нежного зайчика, они игнорируют при этом свои собственные ощущения, и насилу себе объясняют и оправдывают то, что им НЕ нравится со стороны их мужчины, продолжая ему позволять это и…

И, через некоторое время, они уже сами не понимают: чего хотят, что чувствуют, что им приятно, а что не нравится, а как бы они на самом деле хотели, чтобы и чего в их жизни произошло/поменялось/вообще как-то подвинулось.

Происходит анестезия собственного восприятия.

Таким образом, они предают свою личность во имя того, чтобы «вырастить» «мужчину» «мужчиной». Вариант: чтобы дорастить его до самой себя, потому что вот так, просто — скучно. Не сидеть же всю жизнь с ним во втором классе. Развиваться самой— риск, который ставит отношения под угрозу: не факт, что спутник этого так же возжелает, и тогда он может резко стать тебе неинтересным. Ну а уходить и искать себе по размеру — страшно. Неизвестно сколько предстоит быть в одиночестве, и неизвестно обратит ли взаимное внимание тот самый, соразмерный. И главное — мечта об идеальных отношениях именно в этом составе, именно с этим человеком — сгниёт заживо, если придётся увидеть его таким, какой он есть, а сделать это можно лишь придя в собственные трезвые очертания, расправив плечи и понизив голос до спокойного. Так что лучше: сжаться в точку, продолжая давать обстоятельствам ускользать от себя. Быть слепым напуганным моллюском.

Рефреном к стихотворению Кенжеева:

«..где слепые, напуганные моллюски
раскрывают створки, страшась понять,
что там, в мире: роза? озеро? розга?
И слепой покорностью Богу льстят,

напрягая влажный зачаток мозга.»

Так, предавая себя, женщина предает его, своего мужчину. 

Почему? Потому что это высокомерно — думать, что другой не вынесет твоего ДЕЙСТВИТЕЛЬНОГО ВКУСА по отношению к ситуации. Твоего действительного мнения, ощущения или порыва.

И это высокомерно — растить (у многих, даже если и латентно, но фигурирует именно такой позыв) высокомерно растить кого-либо ЗА СВОЙ СЧЁТ, за счёт приуменьшения себя и постоянного поддакивания. Пусть и от чувства своего бесконечного материнского господства. Как только я доношу это до себя (в первую очередь) и до своих клиенток — аппетиты следить за психологическим огородом ближнего своего у всех у нас преуменьшаются. Если довести это место до карикатуры: редкую женщину заводит малыш, бегущий с работы с восклицанием: мама, вот как я ещё умею!
Так зачем же самой стимулировать эту фигню.

Обобщая данную тему, прослушаем диалог из фильма Ларса Фон Триера «Догвилль», который я очень люблю, и, пожалуй, пока на этом закончим: 

– Я высокомерна, высокомерна потому что людей прощаю?

– Послушай только, как снисходительно ты это говоришь! В тебе сидит предубеждение, что никто, никто не может достичь столь высокого уровня нравственности, которого достигла ты, поэтому ты и оправдываешь их. Ты, моя дорогая дочь! Ты прощаешь других и оправдываешь их тем, чем бы никогда не стала оправдывать свои поступки. 

– А почему я не должна быть милосердна, почему? 

– Ты должна, но ты не должна отступать от своих собственных принципов. Они заслуживают за свои прегрешения те же наказания, что и ты за свои. Разве каждый человек не должен отвечать за свои поступки? но ты не даешь им этого шанса, а это и есть высокомерие.

© Наталья Клюс

Психологическое консультирование со мной:
8963-601-90-80,
locusklyus@yandex.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Введите код * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.